‘Выдающиеся события’

В опале

Вскоре Екатерина II умерла, и на российский престол вступил Павел I, начавший вводить новые, прусские, порядки в армии. Делая все наперекор своей матери. Павел отправил в отставку всех ее фаворитов. В опале оказался и Суворов. Павел изгнал фельдмаршала из Петербурга в село Кончанекос и приказал установить за ним полицейский надзор. Но Суворов продолжал следить за событиями в Европе, за тем. как набирал силу молодой Бонапарт.

В 1798 голу австрийский император попросил Павла I прислать для ведения войны с Францией фельдмаршала Суворова. Несомненно, австрийцы хорошо помнили Фокшаны и Рымник - победы, которые были одержаны рус-ско-австрийскими войсками в войне с Турцией, где так ярко блеснул Суворовский гений.

За подавление восстания в Польше Суворов был осыпан Екатериной II наградами и произведен в фельдмаршалы. В Русско-турецких войнах Россия решила вопрос выхода в Черное и Средиземное моря и закрепления России в Северном Причерноморье, а также покорения Польши. Теперь взор Екатерины II обратилсяк Западной Европе. В 1789 году во Франции произошла буржуазная революция. Король Людовик XVI был казнен. Монархи Европы решили объединиться против республиканской Франции. Россия начинает готовиться к войне. Императрица поручает Суворову сформировать крупный экспедиционный корпус.

Сражение при Рымнике

Сразу же после достигнутого успеха русские войска возвратились на старые квартиры. Преследование противника возлагалось на принца Кобурга. Суворов настойчиво добивался от командующего войсками князя Н. В. Репнина закрепить фокшанскую победу. Но тот не отважился на самостоятельные действия без разрешения Потемкина, и, таким образом, фокшанская победа не была полностью использована.

В связи с нерешительностью русского главнокомандующего Юсуф-паша подготовил новое наступление против союзных войск. На этот раз в районе города Браилова была сосредоточена огромная армия в количестве 90-100 тысяч человек. Извещенный Кобургом о начале нового турецкого наступления. Суворов выступил на соединение с австрийскими войсками. В течение двух суток русский корпус прошел 85 верст по размытой дождями дороге. Прибыв к Кобургу, Суворов по обоюдному согласию с принцем возглавил общее командование над союзными войсками.

Теперь их численное равнялась 23 тысячам человек при 72 орудиях. Вместе с союзными войсками Суворов скрытно, через кукурузные поля, выступил на турецкий лагерь. Узнав, что против них идет сам Суворов, который уже показал себя в деле под Фокшанами. часть турок бежала по бухарестской дороге к местечку Рымник. Суворов атаковал оставшиеся войска противника и обратил их в бегство. Теперь предстояло овладеть последними турецкими укреплениями. Совместными усилиями пехоты, конницы и артиллерии сражение было завершено, а противник выбит из своих последних укреплений. Перейдя через реку Рымник. турки ушли в лагерь при Мартинешти. На протяжении шести верст союзники преследовали отступающего противника.

Все могло быть совсем иначе

Ему, никогда не воевавшему в горах, оставшемуся из-за неудачных действий (или скрытого предательства) союзников без продовольствия, ранее обещанных ими мулов, точных карт местности, при виде замерзавших в рваной одежде, полубосых солдат, довелось испытать состояние, близкое к отчаянию. Перевал Сен-Готард казался неприступным.

Эту ситуацию Александр Васильевич описывал императору в своем донесении: «Да, мы окружены. Еще никогда войска, предводимые мной, не были в положении столь гибельном и плачевном. Помощи ждать было не от кого. Оставался только один путь через перевал и через пропасть. На каждом шаге в этом царстве ужаса зияющие пропасти представляли отверстые и поглотить готовые гробы смерти. Дремучие, мрачные ночи, непрерывно ударяющие громы, льющиеся дожди и густой туман облаков, при шумных водопадах, с каменьями с вершин низвергавшихся, увеличивали трепет. Всякое выражение недостаточно к изображению этой картины во всем ее ужасе. Единое воспоминание преисполняет душу трепетом и теплым благодарственным молением ко Всевышнему. Его же невидимая, всесильная десница видимо охраняла воинство Вашего Императорского Величества, подвизавшееся Святою Его Верою».

В конечном счете, покорились Суворову и Сен-Готард, и Чертов мост, и дравшиеся как черти французы.

Пророчество

Суворов чурался политики. Он задолго до графа Сергея Уварова принял в качестве кредо триаду «Православие, Самодержавие, Народность». Посему наш герой считал «ворами и душегубцами» равно повстанцев Емельяна Пугачева и французских революционеров, свергнувших и казнивших своего короля, избивавших и подвергавших бесчисленным арестам «священников и дворян и вообще всех подозрительных»

Великая французская революция считается одним из важнейших событий XVIII века. Последствия ее для всего мира были поистине колоссальны. Во многом благодаря этой революции возвысился и Наполеон. Еще в октябре 1796 года в письме к А. И. Горчакову Суворов писал: «О, как шагает этот юный Бонапарт! Он герой, он чудо-богатырь, он колдун!

Он побеждает и природу, и людей. Он обошел Альпы, как будто их и не было вовсе. Он спрятал в карман грозные их вершины, а войско свое затаил в правом рукаве своего мундира. Казалось, что неприятель тогда только замечал его солдат, когда он их устремлял, словно Юпитер свою молнию, сея всюду страх и поражая рассеянные толпы австрийцев и пиемонтцев. О, как он шагает! Лишь только вступил на путь военачальства, как уж он разрубил Гордиев узел тактики. Не заботясь о числе, он везде нападает на неприятеля и разбивает его начисто. Ему ведома неодолимая сила натиска - более не надобно. Противники его будут упорствовать в вялой своей тактике, подчиненной перьям кабинетным, а у него военный совет в голове. В действиях свободен он как воздух, которым дышит. Он движет полки свои, бьется и побеждает по воле своей! Вот мое заключение: пока генерал Бонапарт будет сохранять присутствие духа, он будет победителем. Великие таланты военные достались ему в удел. Но ежели, на несчастье свое, бросится он в вихрь политический, ежели изменит единству мысли, - он погибнет».

Характеристики и пророчество Суворова оказались невероятно точны. Удивительно его упоминание Альп. Как будто предчувствовал будущий генералиссимус, что именно в этих горах его солдаты столкнутся с троекратно превосходящей их по численности армией сильнейшего в мире противника. Причем волей-неволей великий русский полководец способствовал возвышению французского генерала. Когда войска Суворова били французов в Италии, сам Бонапарт находился в Египетском походе. Из него Наполеон спешно вернулся, разогнал Директорию, учредил Консульство и сам стал первым консулом, по сути - диктатором. Произошло это в ноябре 1799 года.

То есть уже после «перехода Суворова через Альпы».

«Пришел и победил…»

Из современников Александра Суворова наиболее точно и емко оценил его значимость гессенский надворный советник Вердье. В январе 1795 года он писал: «Русские только одни могут переменить нашу в немецкой земле войну. Суворова с 30 тысячами довольно; без него 60000 мало… Фабий побеждал, удаляясь от сражения, а Суворов побеждает, наступая на неприятеля. Если бы наши немецкие войска имели начальником своим пол-Суворова, французы не прогнали бы их до Майнца… Суворовские курьеры всегда привозят известия о победах, а курьеры императорские спрашивают о позволении побеждать…»

В годы завоеваний прусского короля Фридриха Великого Александр Васильевич только начинал свой триумфальный путь. И хотя Семилетняя война, названная Уинстоном Черчиллем «Первой мировой» (в нее были втянуты не только европейские государства; боевые действия велись в Азии, Океании и на обоих американских континентах), кардинально не поменяла политическую карту мира, Пруссия из малозначительного в Старом Свете королевства превратилась в одного из главных игроков на мировой арене, положив начало объединению германских земель и существенно повлияв на дальнейший исторический ход событий.

Русские вполне могли «дать укорот» и Пруссии, и ее вождю. Разгром при Кунерсдорфе, взятие Берлина, овладение Кольбергом, а также другие победы русских армий над пруссаками наглядно показали, кто потенциально обладал главной военно-политической силен в Европе в то время.

Однако «кадровая чехарда» на троне Российской империи (Елизавета - Петр III - Екатерина II), с меняющимися симпатиями и антипатиями по отношению к Фридриху II, привела к тому, что заключение мирных договоров, подведших итоги Семилетней войны, прошло без участия государства Российского.

Тем не менее, в Восточной Европе Россия утвердила свое бесспорное господство. Ее территория была пополнена бывшими польскими и турецкими владениями (или «протекторатами»). В Крыму, на месте Ахтиара, где Суворов остановил турецкое десантирование, впоследствии вырос Севастополь, которому наши соотечественники давно подобрали второе знакомое всем название - город русской славы. Османская империя перестала бы владычицей Черного моря. Зарождался русский флот, вскоре прославивший знаменитыми победами, связанными снем морского «собрата» Суворова, непобедимого Федора Федоровича Ушакова.

Речь Посполитая с ее агрессивным католическим прозелитизмом и невыносимым угнетением «быдла» (именно польская шляхта ввела это слово в обиход) прекратила существование, вручив Суворову ключи от Варшавы. Сама же Варшава после трагической участи предместья Праги - стараниями русского полководца была фактически спасена от кровавых столкновений. Принимая ключи от польской столицы, Александр Васильевич поцеловал их и поднял над головой, обратившись к Богу: «Благодарю Тебя, Всемогущий, что я не должен был купить эти ключи так дорого, как…» И тут же перевел увлажненный взор на сожженную Прагу. Варшавян поведение великодушного покорителя изумило и растрогало. Простые поляки падали перед ним на колени. «Миролюбивые фельдмаршалы, говорил Суворов, при начале польской кампании провели все время в заготовлении магазинов. Их план был сражаться три года с возмутившимся народом. Какое кровопролитие! И кто мог поручиться за будущее! Я пришел и победил. Одним ударом приобрел я мир и положил конец кровопролитию».